В наши фихтеховские девяностые Дима Новицкий
был для многих неизвестен по имени,
а только как Поэт. Да, он писал стихи, и вот недавно,
будучи на дружеской сходке в Москве,
мы попросили у него почитать и даже
получили разрешение на публикацию здесь

Просто так.


Пусть о смерти писали много
И еще долго будут писать
Но об этом мне, слава Богу,
Больше нечего вам сказать.

Если вы не слишком серьезны,
Если вам надоело спать,
То вы можете взять этот листик
И эту песенку прочитать.

Кто-то тупо пожмет плечами,
Кто-то скажет «Какой дурак!»,
Кто-то спросит «Зачем это нужно?»;
И отвечу я «Просто так!»

       Ноябрь 1993


Вечер


Время повторяет стих погибшего рассвета,
Жизнь осатанело рвется вскачь.
Вечер поднимает крышку гроба,
Где лежало раньше лето,
И нахальный стон вдруг переходит в робкий плач.

И ты уже не можешь разрешить проблему дачи,
Ты вновь засовываешь в гроб брошюру с красною обложкой
Ты крест сворачиваешь на бок, достаёшь обрывки плача,
И вечер вновь тебя встречает очень длинной черной кошкой.

Вокруг летят осколки развалившегося куба
И жизнь принимает цвет песочно-странноватый,
А пьяный мужичок умчался в ночь сквозь стенку клуба
И вечер обложил пространство подожженной серой ватой.

Умея плавать в речке серой, вязкой, липкой, гомогенной,
Ты мог довольно часто забираться на вершину;
Но речка вдруг замерзла, ключ сломался от Вселенной,
И каждый вечер Эллочка прокалывает шину.

А вечер догорает, накосяк распятый в ромбе,
И ты вдруг понимаешь, что настал час пятой встречи,
Ты понял: смысл жизни заключается лишь в бомбе,
И ты уходишь, и скрипит на петлях приоткрытый вечер.

       Октябрь 1994


Город


Тьма опустилась на остывший город
И в нем зажглись цветные огоньки;
Снежинки могут сыпаться за ворот,
Но от луны они безумно далеки.

Здесь может проходить гнедая лошадь,
Ища смысл жизни или сена клок;
Здесь может покрываться дымкой площадь
И школьник может здесь учить урок

Здесь могут подавать на стол обеды
И могут играть в покер до утра,
Любые могут здесь вести беседы,
Но все здесь- тень ушедшего Вчера.

       Декабрь 1994


Вслед ушедшему другу


В этой жизни нет двух одинаковых встреч-
Выбирай же себе любую.
Ты знал, что и эта игра стоит свеч,
Но ты выбрал игру другую.

Ты всегда ходил по тонкому льду,
Только он провалился вдруг;
Ты любил гулять в вишневом саду,
Но зима настала вокруг,

Ты не знал, что есть время и что есть жизнь,
Но не верил в смысл бытия,
И пусть все говорили тебе «Вернись!»,
Да, пусть все, но только не я.

       Январь 1995


Вечер - 2


Монетка, брошенная на пол,
Банальность, сказанная вслух;
И кот лакал, и кто-то плакал,
И месяц освещал лопух.

И капли падали на лужи,
Юпитер в облаке блестел
И догорал полночный ужин,
Лилось вино, и кто-то пел.

А он смотрел немного сбоку
и поджидал в тени угла,
Стремясь увидеть ненароком
Твой призрак на краю стола.

И тот пришел, стол покосился,
Улыбки всплыли на губах,
И этот вечер превратился,
Тихонько рассыпаясь, в прах.

       Май 1995


Алиса


Твой аквариум прост, в нем лишь высохший ил,
На путях твой навеки застыл
Паровоз.
И я бы пошел за тобой,
Если бы ты позвала,
Но ты лишь глядишь из угла.
О, Алиса!

Твое лето идет,
Ты в пустыне сложила приют
Из камней.
И ведешь счет проведенных дней
В свой зеленый блокнот.
Но, намазав икрой бутерброд,
Не кладешь его в чувственный рот,
Поскольку фигуру хранишь,
О, Алиса.

Ты всегда позволяла нести мне свой бред,
Но не давала ответ
На вопрос...
Но пойдет первый снег,
Я в тот вечер уйду от тебя в темноту,
Уходя, оглянусь, и увижу:
Ты смотришь мне вслед...
О, Алиса...

       Май 1995


Психоделический смех


Психоделический смех и сумасшедший успех
Мне предлагают
Я посылаю их всех, ведь я уже не из тех,
Кто отвечает.

Вот деревянные лбы, вот из фанеры гробы,
Куски бутылки.
Я свой закончил полет, и упаду я вот-вот,
К вам на опилки.

Синеет снег в феврале, как чья-то морда в петле
Под фонарями.
Мне кто-то в рожу плюет, покоя вам не дает,
Что я не с вами.

Но вам не долго терпеть, а также косо смотреть,
Вы уж поверьте.
Под звуки ваших «Хи-хи» я оставляю стихи
Для вас в конверте.

       Июнь 1995


    * * *


Те кто хочет во сне умереть , обычно рожают детей
Он накрывают на стол, и созывают гостей
Банка какао за водку сойдет, на закуску -огненный шар
Беседа о мире и свете заменит им самовар

Когда с неба падают бомбы, все клянутся в отмщеньи врагу
А если метеориты, то просто в подвалы бегут
Желание пишет брошюры, а миф убивает людей
А вы знаете, что подогретые трупы подает ресторан «Колизей»

       Май 1997


    * * *


Убийцы виниловых стекол,
Солдаты беспечной любви
Боитесь распахнутых окон
И стонов летящей души

Спалить вас огнем пулемета,
Предать темноте вас в раю,
Прикончить во время полета
И в ряд разложить на краю

А бабочки пусть бы порхали,
Росли бы цветы на крови,
И женщины громко рыдали
Над гробом разбитой любви.

Свершалась бы тихо расплата,
Клубился над чайником пар
И где–нибудь с ближнего склада
В ларёк поставлялся товар.

Мы много как-будто не просим,
И сложный не ставаим вопрос,
Сверкая начищенной осью
В такт жизни пыхтит паровоз.

       30 октября 1996


    * * *


Де ти? Я вже на сходинках
До раю. Вже бачу, відчуваю, пам’ятаю
….сумний віслюк Іа та Пікачу…
Лечу! Не маю крил, але лечу!
…до тебе. На небо

       2002


Don't give in without a fight


Последняя баррикада,
Последняя сигарета,
Последние лучи солнца,
И не дожить до рассвета.

Последний, последний автобус
Уходит от остановки.
Последний патрон из обоймы
Остался в моей винтовке.

Последняя пуля - в сердце?
А может - в мозги, навылет?
Последняя капля крови
На белом снегу застынет.

А есть ли еще надежда,
Последняя, как баррикада,
Когда повисаешь между
Этой Землёй и адом?

А есть ли надежда у волка?
Вокруг - флажки и собаки.
Тогда остается только....
Не сдаваться без драки!

       2010