Подъезжая рано утром в субботу к станции Новодачная, я предполагал по возможности заниматься в течение всего матча века примерно тем же, чем занимался на предыдущих подобных событиях, то бишь вести статистику, а проще говоря - лог-файл всех двадцати четырех часов игры. И ни в коем разе не предполагал я тогда того, что сыграно будет реального игрового времени всего девятнадцать часов, мячей будет забито меньше, чем когда бы то ни было, а самое главное - что ФУПМ проиграет, проиграет впервые за пятнадцать лет...

Но сначала, в полдевятого утра, ничто не предвещало беды - стояла хорошая погода, человек пятнадцать в традиционных красно-белых футболках с нашего борта хоккейной коробки и счет 4:0 на табло. Правда, почти сразу судья свистнул пенальти в наши ворота, и ФАКИры распечатали свой сухой остаток. Еще спустя какое-то время в качестве эксперимента на поле вышли наши четверокурсники, никогда доселе на матче века не игравшие, и за пять минут умудрились пропустить два гола - их моментально заменили и больше уже не экспериментировали. Так первое время, часов до одиннадцати, игра проходит под нашу диктовку - забивная пятерка во главе с Алтуховым и Сапогиным доводит счет до 11:5, после чего почти в полном составе они уходят на экзамены, а играть продолжают соколята (пятый курс) с Наумчуком и выпускники прошлого года Родик, Наумов, Шляхов, усиленные своим бывшим однокурсником Жигуновым. Третью пятерку составляет нынешний шестой курс и паренек с третьего, Данила. В этот момент у соперников на поле выходят основные силы - игроки сборной института по футболу во главе со своим играющим тренером Ромой Гусевым. Титов первым ударом по мячу пробивает старожила фупмовских матчей века Женю Хохлова в самое обидное для вратаря место. Впрочем, на первый раз "аэрошокеры" этим и ограничились, зато во второй свой выход забивают еще два гола. При счете 11:8 подошедший Джон вместе с Родиком формируют свежие пятерки, часть студентов отправляют на отдых. Мне поручают следить за временем и за сменой игроков, а также раздавать им талоны на обед и следить, чтобы все пообедали и не опаздывали. Играем следующими составами: Джон, Билл, Иван, Вова Штотланд и Вова Балута; Вадим Шелофаст, Дима Исаков, Дёма, Быков и кто-то еще, может, Чупряй, уже и не помню. Третья пятерка - Родик & Co. Впрочем, забивная пятерка ФАКИ делает свое дело - и счет почти сравнивается - 11:10. Правда, их силы тоже не бесконечны - и ФУПМ благодаря двум голам Штотланда с пасов Балуты и еще нескольким удачным атакам снова уходит в отрыв - 15:10.

Борьба с попеременным успехом продолжается до двух часов дня, когда объявляют перерыв на полив поляны, якобы с целью "прибить пыль". Кто устроил такие несерьезности и зачем - вопрос отдельный, но этот полив длится целый час, после которого матч продолжается в том же ключе. Надо еще заметить, что оговоренными правилами запрещалось играть в шипованой обуви, что вызывало споры и стычки соперников оба дня игры. Отдельно стоял, как всегда, вопрос судейства - в один момент паренек с квантов, Серега Жуков, вооруженный свистком, вдруг услышал за собой буквально в двух метрах гневное "судья - ...редиска", после чего логично развернулся, двинул в пьяную харю несубординированного болельщика два увесистых раза, выбросил свисток и ушел с поля. В общем, судей часто меняли.

Часа в три подъехали наши основные силы - выпускники уже довольно древние, так называемая "пятерка Федорова", в реалии представленная самим Толиком Федоровым, Витей Тютиным и Олегом Хуруджи. В былые времена они играли вместе с Биллом и Юрой Ангеловым, так, в принципе, получилось и на этот раз. Только играть они начали примерно в шесть, когда остальные наши игроки уже выдохлись как следует, правда, свою лепту они внесли вполне существенную: три смены по полчаса красивого футбола и 8:1 в сумме. Итоговый счет первого дня 40:38.

Наутро играть предстояло с семи часов, и народ быстренько расползся по общагам, старики разъехались по домам или к своим друзьям выпить грамм по сто-двести-... . Я заполз в одну из комнат, побросал вещи, сходил помылся в душ, и немного погодя уснул как суслик, засунув кулак под голову вместо отсутствующей подушки. Третьекуры, жившие в той комнате, оказались типичными полуночниками - в те моменты, что я открывал глаза и смотрел на часы, кто-то из них постоянно сидел за компьютером... Да, вспоминаю свой третий курс - все то же самое было.

Как сейчас выясняется, спал я крепко. Не слышал бравых песен и попыток Димульки Молчанова вставить кренделей кому-то из местных, не видел пьяного в дым Ваню Ершова, которого не пустили спать ни в одну комнату, обрекши его на единственную перспективу спать в коридоре на полу.
А рано утром, когда все спросонья, а некоторые еще и с бодуна подошли к коробке, мы с удивлением обнаружили вместо поля для игры в футбол большое болото, годное разве что для скетча. Чуть позже стало известно, что Родик нашел ночью парней, которые за ящик пива согласились полить поле из брандспойтов, и те "слегка" перестарались. Сначала мы сгоняли за пивком, потом еще немного подумали, что делать, посмеялись над абсолютно нетрезвым еще Ершовым, который видел под навесом у борта коробки, роняя периодически голову на грудь и поднимая ее, начинал громко орать на другую сторону: "темно-синие уроды", "где ваши болельщики", "где ваша реклама" (тут надо заметить, что борта коробки изнутри обычно разрисованы граффити и рекламой спонсоров, дающих денег на форму и послематчевый банкет) - сторона ФАКИ сияла исключительной белизной. Правда, Ваня тут же сорвал еще большие аплодисменты, тихо промолвив "а где же наша реклама?", пропажу которой он тут же обнаружил, перегнувшись через борт...

Так или иначе, играть стали только в десять часов, а через два часа уже проигрывали, причем так и не догнали соперника, у которого пятерка сборников с Гусевым оказались просто-таки двужильными, и забили нашим в общей сложности 40 мячей. А итоговый счет был зафиксирован на уровне 64:58 не в нашу пользу. Непосредственно перед концом игры символично завели музыку "Аргентина-Ямайка", послематчевый банкет пустовал, народ разбрелся кто куда... Переживали, конечно, но при нашем обычном уровне разгильдяйства и конкретной постановке дела у ФАКИшников это вполне могло быть спрогнозировано заранее. Вот и все...


Tag, Москва, 1 июня 2000